Сундук без ручки

12.06.2014



 

   Мудрая Ленкина мама называла таких парней «сундуками».  По аналогии с большим тяжелым сундуком, который и тащить неудобно, и выбросить жалко. Такой сундук висел на шее у Маши уже не первый год.


   Она была еще школьницей, он на пару лет старше, высокий, темноволосый. Казалось, все эти годы он ждал встречи с ней, а она готовилась стать его единственной и желанной. Встреча была как искра, попавшая в сухие листья, и холодный декабрьский ветер сразу раздул пламя. День знакомства казался ей самым счастливым днем жизни, ведь теперь она была любима, и он не уставал повторять ей об этом. Ничего, что любимый в поисках смысла жизни не спешил заниматься карьерой и нигде не учился, зато он много читал, очень много знал и был замечательным доморощенным философом. Саша жил с мамой в центральном районе, и мамы никогда не было дома. Чего еще желать молодым и влюбленным?


   Время шло, Машка взрослела. Училась в университете, подрабатывала в иностранной фирме. На работе была красивая одежда, дорогие машины, новый круг знакомых. А на маленькой кухне в Сашиной квартире все те же сигареты - ссоры - многочасовые разговоры, и снова сигареты и ссоры.


   - Ну что с того, что он ничем не занят и постоянно без денег? – не раз думала Маша,– зато любит меня больше всего на свете и жить без меня не может. Ну как он без меня?
   Когда на зимние каникулы Ленчик предложила съездить в горы, отдохнуть и развеяться от сессии, Маша согласилась, не раздумывая. Побыть две недели вдали от родителей казалось очень заманчивым!


   Двое симпатичных парней-студентов приехали в тот же день, но, казалось, знали об этом месте все. И были рады оберегать девушек от притязаний местных жителей. Время в компании новых друзей текло незаметно, Маша звонила любимому каждый день.
- Мы тут познакомились с отличными ребятами! Нам так весело! – рассказывала она. - Ну что ты, что ты, глупенький, мы просто друзья.


   И правда, Олег был совершенно не в Машином вкусе – ей нравились жгучие, темпераментные брюнеты, а он был голубоглазым блондином, к тому же, спокойным и доброжелательным, что в наши дни само по себе редкость. Только рост был высоким, «подходящим». Ни на что не претендуя, абсолютно по-дружески, в те каникулы ребята веселись от души, как никогда раньше не веселилась Маша – пикники, экскурсии, прогулки одна за другой.


   Две недели подошли к концу и ребята поменяли свои билеты, чтобы ехать вместе с подругами. Еще один вечер, и ночь, а как же не хотелось расставаться! В поезде друзья всю ночь не спали, играли в карты, пили вино, смеялись, но смех был немного грустным. Курортная дружба хороша, но часто заканчивается ничем, или почти ничем. Например, поздравлениями с днем рождения и Новым годом, - А давайте встретимся, ой, как классно было вас видеть, давайте встречаться чаще - и все это в лучшем случае… Обычно же все плавно сходит на нет… Машка все это знала, и понимала, поэтому заранее ностальгировала, облокотившись на плечо Олега.


   - Привет, это Олег! Помнишь, мы познакомились на каникулах? – прозвучал такой знакомый и в то же время новый голос. – Как ты насчет встречи в старом составе? А пальцы уже спешили набрать Ленку.
- Представляешь, ребята объявились и хотят нас видеть! В тот вечер Олег впервые поцеловал ее, сначала по-дружески чмокнул вскользь, а потом притянул к себе покрепче. Комната закружилась, звуки стихли, казалось, ребята удивились даже больше, чем Маша. Когда она открыла глаза, в комнате было пусто – Ленка с Андреем тихонько вышли в другую комнату и звенели там бокалами.


   А дальше все развивалось по нарастающей, только видеться с Сашей становилось все тяжелей. В переливчатой динамике новых отношений ему, когда-то такому родному и близкому, не было места.


   – Ведь он жить без меня не может, ну как он без меня? – изводила себя Маша перед очередной редкой встречей. Объяснить все как есть, означало причинить ему боль, и делать этого не хотелось совершенно. Часто вспоминался Экзепюри и его знаменитое «Мы в ответе за тех, кого приручили». В то же время для того, чтобы встречаться реже или совсем отказываться от встреч, приходилось выкручиваться, каждый раз придумывая неотложные дела. Хуже всего, что точно так же выкручиваться приходилось с Олегом, который тоже что-то чувствовал или подозревал, до поры до времени, не подавая вида. И это притом, что Машка с детства знала, что лучше промолчать, чем сказать неправду, а тут... - Ох и вляпалась же я! – думала она.


   Однажды, уютно свернувшись рядом с Олегом на диване перед телевизором, она поняла, что отказаться от этого человека просто не в силах, настолько с ним хорошо и комфортно. Опираясь на опыт прежних отношений, она уже могла об этом судить. Осталось всего-навсего дождаться, чтобы он тоже это понял. И неизвестно, сколько дней-месяцев-лет продолжались бы подобные терзания, если бы судьба не расставила все по местам. Когда осенним вечером Олег провожал Машу с какого-то концерта, по пути они встретили Сашу. Была золотая осень, и под ногами шуршали листья. Они поздоровались, и прошли дальше, и все было ясно с полу-взгляда и, слава Богу, в тот раз ничего не пришлось объяснять. Потом были телефонные звонки, встречи, обиды, разговоры, уговоры, и было очень жаль, но что-то очень важное, существовавшее между ними, ушло и было поздно что-либо изменить.

*****
   Своего сыночка Маша назвала Александром. Много лет спустя она узнала, что через 5 лет после ее свадьбы Саша женился, почему-то в день ее рождения. Случайно, наверное.


Впервые опубликовано в журнале "Лиза" №32/2007 от 4.08.2007

Обсуждение статьи
Добавить сообщение
Имя
Сообщение